Весна твоею дышит тенью

Весна твоею дышит тенью.
я опьянен твоей весной.
я озарен – я жду мгновения,
случайного свидания с тобой

под ритм шагов твоих ликую
когда идешь ты по ступенях
и расцветают как знамена –
бутоны роз у твоих ног

все языки народов мира бедны,
я в них не сыщу слов
чтобы сказать, как ты красива
уста не вымолвят сих строк

коснутся взглядом мимолетным
до твоих нежных черт лица
и этот миг увековечив, простится,
молча в след глядя

я обречен быть посторонним
в твоей душе. лелеять образ
твой холодный, во сне.
тобою пьян, я не хочу трезветь

Как странно

Как странно снова думать о тебе
и вспоминать все то, что не забыто.
что не сбылось, но бережно хранилось
как лучик света под пластами тьмы

Как странно в памяти пролистывать года
и понимать, что ничего не изменилось,
закрыв глаза свои – твои глаза увидеть
в ночи твой силуэт душой узреть

Как будто и не расходились поезда,
не разводили нас по разных направлениях,
по чуждых судьбах, снах и городах.
по небесах, где нету нам прощения

Не надо

Молчит мой телефон
однажды зазвонит, но я не буду рад.
Не важно
сколько лет прошло. с небес холодный град
я наблюдаю бархатный закат – конец эпохи.
Не плохо
но все еще чего-то не хватает. бывает
я просыпаюсь в собственной тюрьме.
Не знаю
что творится в голове. огонь и лед.
в контуженой душе нет правды.
Нет боли
все грани позади. все чувства далеки
глоток развратно-сладостной свободы.
Не в моде
мой наряд. наверно слишком стар. наверно
слишком слаб. наверно слишком по фиг.
Не так
я представлял рассвет. я начинал расстрел
летели гильзы сломанных иллюзий.
Не там
стояли маяки. у ржавых берегов
причалов-городов. во опиуме снов.
Нет слов
нет равнодушных фраз. мерцают
блики глаз. в экстазе рвутся вены
Не надо
тревожить тишину. доходит счет к нулю
мой помнить телефон – не надо…

Ночью каждый из нас лишь тень

Черной жижовой массой, ночь ложится на северный город,
налипает на крыши домов, в дымоходные трубы заходит,
Проникая в души тех, кто еще не уснул…

На окраине чей-то судьбы, на обрывке заснеженных улиц
Ветхий дом в своих стенах ютит чей-то образ,немного простужен.
Ночью каждый из нас лишь тень…

В закулисье, в квартирной пыли, отдыхает немая постать.
Догорает фитиль свечи, вместе с дымом уходит в прошлое
И в руке опьяневший от виски стакан…

На столе записная тетрадь, неумелые грязные рифмы,
были золотом на душе, на бумагу ж вылились гнилью
Как алхимия наоборот…

В голове, в алкогольном омуте, затерявшись в осколках памяти.
Между двух полушарий лжи тлеют мысли о призрачном завтра.
Не вспугни этот свет, не сгаси…

Черепная клетка скрепит, отдает седеной в вески.
Время не лечит но учит жить. Существовать в условиях тоски.
И молчать, когда есть что сказать…

Заблудилися стрелки часов, разучились идти с сердцем в такт.
Нужно ложиться спать не раздевшись, не снимая пиджак,
в чорных очках, чтоб не видеть снов…

Лишь с призрением смотрит фонарь сквозь оконные брамы
Провожает мечты, уходящие вдаль караваном.
Тусклой лампой мигает им на прощание вслед…